Где отбывают наказания сотрудники фсб за держаные за экгномические преступления



Не все знаменитые на всю страну «экономические и политические сидельцы» получали такую привилегию.

Своя тюрьма с бильярдом и спа

Впрочем, даже если тюрьма общая, внутри нее все равно доступны разные условия содержания: камеры разной степени комфортности и различные услуги. Два года назад журнал «Секрет фирмы» подробно расписал, сколько стоят дополнительные услуги в тюрьме. Например, место в четырехместной камере с другими осужденными коммерсантами и без плесени на стенах тогда стоило 50 тыс. рублей в месяц. «За определенные деньги в любой тюрьме можно получить себе отдельное помещение, телевизор, компьютер, Интернет и так далее, но надо понимать, что за такие условия один день пребывания будет обходиться от пяти до десяти тысяч рублей, — рассказывает Алексей Петропольский.


Важноimportant
У них специальные стулья, другого цвета. Если человек, по незнанию туда сядет, ему объяснят, если снова сядет, то его отправят к «отделенным».

В то же время такую унизительную работу, как мытье туалетов, выполняют не только люди из низшей касты. Правда, генералы этим не занимаются: обычно это удел военнослужащих, которые не могут скинуться на уборку туалета.

Логика тут проста: уборкой должны заниматься все по очереди, но если сам не хочешь, можешь заплатить кому-то, кто сделает это за тебя.


Нет возможности платить — мой сам. Платят не деньгами (они запрещены в исправительных колониях), а сигаретами или консервами, которые идут непосредственно тому человеку, который моет туалет или полы.

« Да, реально работают порядка 300-от заключённых.»

Какая зарплата?

Максим К. – «Зарплата мизерная и позиционируется администрацией исключительно как сдельная. С учётом всех удержаний, «на руки» (на лицевой счёт) основной массе заключённых зачисляют по 200-300 руб.

Вместе с тем, выпускаемая заключёнными продукция реализуется заказчиками по вполне достойной цене.

Ряд заключённых после освобождения пытались в Борском городском суде взыскать с колонии не выплаченную за годы отсидки заработную плату (Галочкин С., Иванов Д.
и др.), но, учитывая резонанс и корпоративную солидарность, суды и прокуратура открыто отстаивали незаконную позицию администрации ИК-11.»

Какие между друг другом взаимоотношения?

Максим К. – «Отношения между заключенными в основном ровные.

Нашему герою выпал второй вариант, поскольку взяток он не брал, да и вообще подкопаться к нему было сложно. Но у него оказалась знакомая, задолжавшая ему крупную сумму денег…

— Начиналось все с малого: займи десять тысяч — детишек в школу собрать, — рассказывает он.

Вниманиеattention
А у меня зарплата большая, почему не помочь. Через пару дней отдала. Потом нужно 30-40 тысяч, вернула. И так она заработала мое доверие.

Потом говорит: дай 150 тысяч — хочу свой бизнес открыть, и постепенно накопилась крупная сумма — порядка миллиона рублей.

В какой-то момент женщину поймали на попытке мошенничества — и решили использовать против Романа. Ей предоставили простой выбор: либо она дает на чекиста показания, либо ее дети отправятся в детский дом.

Инфоinfo
В феврале 2018 года Титов встретился в Лондоне с предпринимателями из России, скрывающимися от российского правосудия, и обсудил, на каких условиях они готовы вернуться на родину. По итогам переговоров политик представил президенту РФ Владимиру Путину список бизнесменов, которые хотели бы снова жить на родине.

Генпрокуратура тщательно изучила уголовные дела всех упомянутых в списке и в результате отменила розыск некоторых из них. Другим бизнесменам дали возможность вернуться в Россию, не опасаясь возможного ареста.

Так, российские власти прекратили международный розыск бизнесмена Леонида Кураева, бывшего вице-губернатора Свердловской области Сергея Капчука, а также бывших владельцев холдинга «Авиачартер» Михаила Шаманова и Дмитрия Панькова.

Кроме того, полиция закрыла дело о мошенничестве в отношении предпринимателя Андрея Каковкина.

Его осудили, но отбывать срок он решил в тюрьме, которую построил сам и которая получила название «Ла Катедраль» («Собор»). По сути, это была шикарная вилла с футбольным полем, бильярдом, спа и арсеналом оружия, куда приезжали многочисленные гости и откуда он сам иногда спускался в ближайший городок пройтись по клубам.

Терпение властей кончилось, когда в эту тюрьму были доставлены двое сотрудников наркокартеля, чьей работой Эскобар был недоволен, и оба были убиты в ходе допроса. Было решено перевести Пабло Эскобара в обычную тюрьму, но он, несогласный с таким поворотом судьбы, сбежал.

Но все же эта история про экономические отношения, регулируемые самим сидельцем.
И, к счастью, не у нас.

Федор говорит, что в процессе готовки учитываются даже религиозные особенности контингента: при выборе мяса предпочтение стараются отдавать говядине, чтобы не травмировать мусульман. Те, в свою очередь, стараются не подходить излишне строго к запрету на свинину.

В колонии действуют два учебных заведения. Это средняя школа, где осужденные до 35 лет, не закончившие школу на воле, учатся в обязательном порядке, а заключенные в возрасте после 35-ти – в добровольном. За порядком в школе следит Владимир Дмитриевич – по виду весьма интеллигентный человек. « Мошенник я», –отрекомендовался этот дневальный при знакомстве. В прошлом генерал-майор Владимир Дмитриевич работал в Москве в Минюсте.
Из шестилетнего срока за мошенничество он пока отбыл только год. По словам Владимира Дмитриевича, ученики-зеки так же, как и обычные учащиеся, по окончании школы сдают ЕГЭ.

В общем, тяжело ему приходилось», – говорит Суворов.

Среди более современных экс-узников – бывший сотрудник ФСБ, а ныне адвокат Михаил Трепашкин. Он вынес из тагильской зоны самые неприятные впечатления.

Еще будучи в колонии, он неоднократно заявлял о различных злоупотреблениях и нарушениях со стороны администрации исправительного учреждения.

Сейчас Трепашкин вспоминает, например, о СДП – секции дисциплины и порядка. По его словам, задумка создать такую секцию была хорошая, но администрация превратила этот отряд «в фабрику лжедоносов».
Кроме того, утверждает Трепашкин, члены СДП избивали неугодных по заданию администрации. «Когда я прибыл в ИК-13, некоторые зэки, отсидевшие по 10-12 лет, кучковавшиеся отдельно от других (так сказать, влиятельные «старики»), приглашали меня выпить с ними чифиря.

Ежегодно в России за экономические преступления сажают более 20 тыс. человек. Самый частый приговор — десять лет колонии общего или строгого режима. Должны ли бизнесмены сидеть в особых условиях?

На днях бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что договорился с Федеральной службой исполнения наказаний: в российских тюрьмах появятся отдельные блоки для заключенных по экономическим преступлениям. Изначально Титов предлагал построить для «экономических» даже отдельные тюрьмы, но ФСИН отказалась, сославшись на слишком большие затраты. «Это серьезно изменит ситуацию для бизнеса, будет намного проще решать свои вопросы», — благодарил Титов руководство ФСИН за проявленную чуткость. Если это действительно произойдет, Россия станет уникальной страной еще по одному критерию: выделению экономических преступников в отдельную касту.

Однако по другой классификации «красными» называются только те зоны, где отбывают свои сроки бывшие сотрудники правоохранительных органов. Именно о них и пойдет речь в этой статье.Куда приводят мечты

— Я родом с Дальнего Востока. Окончил школу, поступил в гражданский институт и уже после него решил пойти в ФСБ, — рассказывает Роман (имя рассказчика изменено, поскольку террористы занесли его в свой список на ликвидацию). — Вообще, сразу после школы в академию ФСБ идут те, у кого кто-то уже есть в этой системе. У меня таких связей не было, но работа в спецслужбе казалась интересной.

Я пришел в управление, позвонил в отдел кадров и сказал, что хочу работать. Хотел оперативной работой заниматься. Шел 2005 год.

Романа отправили на учебу в институт ФСБ.

В 2008 году молодого оперативника послали в командировку в Ингушетию, где он провел год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *